Лауреаты многий премий и наград Зуля Камалова и ее группа являются одними из наиболее ярких и уникальных артистов в Австралии и даже во всем мире. Они играют изысканные песни Зули, вдохновленные ее русскими и татарскими корнями и не только. Зуля живет в Австралии с 1991 г, и за это время она выпустила 6 альбомов, включая получивший престижную награду Ария (Приз Австралийской ассоциации звукозаписи) альбом «3 ночи» (2007) и волшебный «Вальс пустоты (и другие песни на русскую тему)» (2004) – оба эти альбома были изданы также и в Европе и продержались более 16 недель в первой дестяке хит-парада мировой музыки – такого результата не достиг ни один другой австралийский релиз в Европе. Недавно Зуля выпустила новый альбом " Tales of Subliming", который тоже уже получил прекрасные рецензии.

☆☆☆☆☆ “Сразу же поражает не только уверенная чистота голоса Зули, но и качество композиций и аранжировок ….. Зуля и ее группа способны чутко балансировать между меланхоличной грустью и неудержимой радостью….” Songlines, Великобритания.

☆☆☆☆☆ De Volkskrant, Нидерланды ˜ ˜ ˜ ˜ ˜

˜☆☆☆☆ 1/2    RollingStone, Германия.

˜☆☆☆☆ ˜ ˜ "Группа Зули великолепна, а ее эмоциональный вокал неподражаем.... ",   The Age, Австралия

«Зуля – певица мирового класса»,  ABC Classic FM, Австралия

ПРЕМИИ и НАГРАДЫ

Лучший альбом World Music 2007 (3 ночи)
АРИЯ (Австралийская aссоциация индустрии звукозаписи)

Премия Национального архива кинематографии и музыки Австралии за лучший альбом 2005
(Вальс пустоты)

Номинация на лучший альбом World Music 2003 (elusive) АРИЯ (Австралийская aссоциация индустрии звукозаписи)

Лучший исполнитель в жанре World Music 2002
(Australian LIVE Music Awards)

Певица года 2001
(Australian World Music Awards)

Лучший альбом 2000 (Аллуки)
(Australian World Music Awards)


Автобиография Зули Камаловой

Я родилась в татарской семье в Удмуртии, в городе Сарапул. Это удмуртский город, татарской школы там не было, да и вообще по тем, еще советским, временам это было не то что не модно, но как-то... неудобно, что ли. В школе меня звали Зоей : произнести "Зульфия" ни у кого язык не поворачивался. Потом я училась в Пермском университете на факультете иностранных языков.

В 1991 году по студенческому обмену уехала в Австралию . Стала работать переводчицей в комиссии по сохранению морских ресурсов Антарктики . Тогда я увлекалась романсами, бардовской песней на любительском, конечно, уровне. Я решила, что в Австралии у меня будет больше возможностей для развития как певицы, чем на родине. В конце 80-х у нас был напряженный период.

Я пробовала вернуться в 93-м. Приехала к родителям в Сарапул, пожила 4 или 5 месяцев... Не сложилось, не было условий, и я решила снова вернуться в Австралию.

И только в Австралии я остро почувствовала, как много для меня значат мои татарские корни, и решила в музыке быть такой, откуда я происхожу. Довольно частая, кстати, история - когда люди, эмигрировав, заново осознают свою национальную принадлежность. Мне очень повезло, что я не попала в русскоязычную среду. Там такое все... законсервированное. А я свою "советскость" потеряла довольно быстро. Сейчас я вращаюсь в среде музыкантов, в Австралии их на удивление много, потому что там очень питательная среда.

В 1997 году выходит в свет дебютный альбом певицы (русские, цыганские, болгарские, африканские, французские, бразильские, боливийские песни, джазовые импровизации), признанный лучшим альбомом года по оценкам .

В 2000 году альбом Aloukie приносит Зуле ежегодную австралийскую премию в номинации < Лучший альбом года > <Best Album of the Year>. Творческая музыкальная общественность хорошо приняла альбом Aloukie. с татарскими песнями в минималистичной aранжировке и с хрупким, как бы <разреженным> саундом> Александр Беляев, журнал Креатив <Креатив>), и после этого Зуля смогла оставить работу переводчика и заниматься только музыкой. Разумеется, в Австралии зарабатывать на жизнь музыкой (тем более - такой) тяжело. Но Зуля нашла поддержку.... у австралийских чиновников от культуры.

Зуля хорошо знает пять языков: русский (родной), татарский (родной), английский (теперь тоже как родной), а также французский и португальский.

Музыкальная биография

Я росла в татарской культуре, и эта музыкальная традиция органически входила в мою жизнь. В своём сердце я сохранила старые народные татарские песни, которые я слышала в детстве от бабушки, они запали мне в душу и вошли в мою кровь. Меня привлекают корневые, очень традиционные песни , которые я чувствую глубоко в сердце. Именно поэтому я решила сохранить их , но я не видела смысла это делать традиционно, ведь в Татарстане отличные исполнители, сохраняющие эти песни в их традиционном звучании.

Профессионально заниматься музыкой я начала уже в Австралии , где меня окружали выходцы из различных стран, такое вавилонское смешение языков и культур. Если бы я осталась в России, я бы, скорее всего, никогда бы не услышала музыку других традиций. За время советского периода многие народы, жившие на территории нашей страны, в том числе и татары, обрусели. Я не знаю, как себя представлять в Австралии, потому что мало кто знает, кто такие татары, что это за нация.

У нас в Австралии татарская диаспора очень маленькая, около ста семей. Но для себя я поняла, что я не могу называть себя русской, потому что я чистая татарка, хотя я никогда не училась в татарской школе и не забыла язык только благодаря бабушке. Многие, даже чистые татары, не говорят на родном языке. И тем интереснее, что я решила где-то на краю земли, на краю планеты вдруг обратиться к корням.

Когда я переехала в Австралию, поначалу просто пела бардовские песни, романсы, потом поступила в консерваторию, изучала классику XX века, contemporary и пела очень сложные вещи. Потом я поняла, что это интересно петь, но неинтересно слушать.

Одно время я увлекалась джазом - у меня был гитарист, с которым мы пели в клубах. Потом встретила удивительную женщину Нину Шуднат. Она из переселенцев, эмигрировавших через Китай в Австралию еще в 5о-е годы. У нее была своя система постановки оперного голоса, и она меня многому научила в плане вокала. Когда я сейчас слушаю старые записи, чувствую, что мой голос был как бы мельче, что ли, не таким округлым.

В Австралии я почувствовала себя гражданином мира. Я не просто слепо заимствовала элементы из различных музыкальных традиций. Одно время я изучала португальский язык , чтобы лучше понять бразильскую музыку. Потом я увлеклась африканскими ритмами и, чтобы почувствовать африканский колорит, даже танцевала в африканском ансамбле. Заинтересовалась этническими стилями пения.

В 1999 году я записала свой первый альбом с русскими, французскими, индийскими, цыганскими, португальскими, испанскими, ирландскими песнями. Мне было удивительно, что его заметили в Австралии. Дали зеленый свет, поддержали. Очень тепло откликнулась пресса, критика. Это привело меня в мир фестивалей.

В Австралии неплохая фестивальная сеть. И уже там, поглядев на все это музыкальное богатство, я решила, что и сама могу что-нибудь придумать. И заново открыла для себя татарский фольклор. Правда, аранжировали мы его не самым обычным образом: у меня играли музыканты на малийской коре, австралийском диджериду, на таблах.

После того, как мой второй альбом Aloukie был назван лучшим альбомом 2ооо года, СМИ стали воспринимать всерьез то, что я делаю. И это при том, что музыка у меня не самая привычная. Для Австралии татарский фьюжн - вообще что-то неслыханное . А в 2оо3 году мою пластинку "Elusive" даже номинировали на ARIA Awards. Это премия австралийской индустрии звукозаписи, очень почетная.

Тем не менее, я чувствую, что Австралия для меня уже мала. Там можно какое-то время побыть, по фестивалям поездить, что-то записать, но страна, все-таки, небольшая.